Навигация по сайту
наверх

Новости
Опрос про адвокатский запрос

05.12.2019  15:41

Опрос про адвокатский запрос
Опрос проводится до 15 декабря
Вызовы цифровизации

02.12.2019  15:48

Вызовы цифровизации
Адвокаты, юристы-практики и ученые обсудили роль российской адвокатуры в обеспечении баланса интересов гражданина и публичной власти в условиях цифровизации
Адвокатура – единый институт

30.11.2019  15:42

Адвокатура – единый институт
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко выступил на Общероссийском гражданском форуме
«Перед нами стоят новые вызовы»

29.11.2019  15:33

«Перед нами стоят новые вызовы»
29 ноября состоялась юбилейная, XV ежегодная конференция Федеральной палаты адвокатов РФ «Адвокатура. Государство. Общество»

Больше новостей

Защита профессиональных прав адвокатов

9 августа в Москве состоялась конференция «Профессиональные права адвокатов: нарушения и защита»

14.08.2019 09:44
0 729

Защита профессиональных прав адвокатов
В конференции приняли участие заместитель министра юстиции РФ Денис Новак, руководство и представители Федеральной палаты адвокатов РФ, Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, комиссий адвокатских палат субъектов РФ по защите прав адвокатов, зарубежных адвокатур, правозащитных организаций и научных учреждений, адвокаты большинства адвокатских палат субъектов РФ.
Состоялось обсуждение общих проблем в сфере защиты прав адвокатов, в том числе в зарубежных странах, а также обмен опытом работы региональных комиссий. Прозвучавшие на конференции предложения будут обобщены и использованы в работе ФПА РФ и региональных адвокатских палат.

От зарубежных адвокатских сообществ в конференции участвовали член Совета палаты адвокатов Парижа Франсуаза Эке и директор по международному сотрудничеству Федеральной палаты адвокатов Германии Вероника Хоррер.

Модераторы конференции – президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, первый вице-президент ФПА РФ, президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Евгений Семеняко, вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите профессиональных прав адвокатов, первый вице-президент Адвокатской палаты г. Москвы Генри Резник, вице-президент ФПА РФ Светлана Володина.

Донскую адвокатуру представляли президент Адвокатской палаты Ростовской области Григорий Джелаухов и член Совета Адвокатской палаты Ростовской области, председатель Комитета по защите профессиональных прав адвокатов Максим Хырхырьян, который выступил на конференции с докладом "Неурегулированность судебных процедур, касающихся санкционирования следственных действий в отношении адвоката".



Максим Арсенович Хырхырьян

член Совета Адвокатской палаты Ростовской области,

председатель Комитета по защите профессиональных прав адвокатов

 

Неурегулированность судебных процедур,

касающихся санкционирования следственных

действий в отношении адвоката

 

Когда речь идет о нарушении профессиональных прав адвокатов, большинство практикующих коллег вспоминают очереди в следственные изоляторы, проблемы с доступом в отделы полиции, досмотры при входе в здания судов и многое другое. Но есть еще две глубокие проблемы – это обыск в отношении адвоката и его допрос в качестве свидетеля. Глубокие потому, что обыск и допрос посягают не только на частную жизнь адвоката и на его профессиональную независимость, но и потенциально чреваты нарушением неприкосновенности сведений, составляющих адвокатскую тайну, которая является безусловным приоритетом деятельности адвоката.

За последние несколько лет в вопросе нормативной регламентации обысков и допросов сделан большой шаг вперед.

В декабре 2015 года Конституционный Суд РФ принял Постановление № 33-П, в котором прописал четкие критерии производства обыска, связанного с доступом к материалам адвокатского производства. Следом, в апреле 2017 года в УПК РФ появилась статья 450.1, которая на законодательном уровне закрепила позиции Конституционного Суда. Обыск в отношении адвоката (а также выемка и осмотр) может проводиться только после возбуждения в отношении него уголовного дела либо привлечения в качестве обвиняемого и только по судебному решению, в котором должны быть указаны конкретные объекты поиска и изъятия; при этом следственное действие должно проводиться в присутствии члена совета адвокатской палаты или иного представителя, уполномоченного президентом региональной палаты.

Что касается допросов, в апреле нынешнего года Конституционный Суд вынес определение, в котором разъяснил, что допрос адвоката в качестве свидетеля может проводиться только с санкции суда. Определение от 11.04.2019 № 863-О многие уже назвали революционным. На самом деле, ничего революционного в нем нет – просто Конституционный Суд заставил правоприменителя открыть и прочитать статью 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», которая с 2002 года допускает проведение любых следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката не иначе как на основании судебного решения. А потому вопрос был не в отсутствии нормативного регулирования, а в том, что правоприменителю долгое время удавалось ненаказуемо игнорировать требования федерального закона.

Однако с принятием этого решения возникли вопросы, требующие самостоятельного урегулирования.

Это, прежде всего, вопрос об участии адвоката в судебном заседании при рассмотрении ходатайства о его допросе. Судебная практика пока что не дает на этот вопрос вразумительного ответа: она на сегодняшний день, во-первых, очень скромна, а во-вторых, противоречива - даже те немногочисленные решения, которые есть, содержат разные подходы к процедуре рассмотрения ходатайства следователя.

В Ростовской области первое судебное решение, касающееся допроса адвоката, появилось задолго до апрельского Определения Конституционного Суда: в октябре 2017 года следователь обратилась с ходатайством в суд о даче разрешения на допрос в качестве свидетеля адвоката - по уголовному делу, расследуемому в отношении его доверителя.

Суд наряду со следователем и прокурором вызвал в судебное заседание и адвоката, в отношении которого рассматривался вопрос. Адвокат и представитель палаты довели до суда свою позицию, и это, возможно, сыграло не последнюю роль при принятии решения: судом было вынесено постановление об отказе в удовлетворении ходатайства следователя. При этом суд согласился с нашей позицией и указал, что изменение процессуального статуса адвоката «может привести к нарушению права на защиту участника процесса, с которым заключено соглашение на оказание юридической помощи и защиту».

Есть и другое видение процедуры. 30 июня текущего года Ленинский районный суд г. Ростова-на-Дону рассмотрел ходатайство следователя СО УФСБ и санкционировал допрос адвоката. Судебное заседание проведено без вызова адвоката и, соответственно, ходатайство рассмотрено без его участия.  

Такая рассогласованная практика вызвана тем, что соответствующие процедурные механизмы в Уголовно-процессуальном кодексе РФ не прописаны. Вот и поступают судьи по своему внутреннему убеждению, руководствуясь при этом, как им предписывает УПК РФ, законом и совестью. Но совесть, как и внутренние убеждения у всех судей разные, потому и подходы такие неединообразные.

Наша ситуация разрешилась благополучно - 6 августа апелляционная инстанция отменила постановление Ленинского суда от 30.06.2019 г. и направила материал на новое рассмотрение.

Но можно с высокой доли вероятности прогнозировать рецидивы - в условиях отсутствия четкого нормативного регулирования в ряде случаев суды будут руководствоваться положениями ч. 3 ст. 165 УПК РФ и рассматривать ходатайства о допросе адвоката в его – адвоката - отсутствие.

В сложившейся ситуации необходимо привести правоприменительную практику к единому знаменателю. И наша задача сделать так, чтобы сформированная процедура в обязательном порядке включала в себя участие в судебном заседании адвоката. Все правовые предпосылки для этого есть.

В отличие от следственных действий, санкционирование которых судом не допускает огласки ввиду необходимости сохранения тайны следствия (например, обыска либо контроля и записи переговоров), вопрос о проведении допроса адвоката может и должен разрешаться на принципах состязательности - чтобы адвокат имел возможность довести до сведения суда свою позицию по данному вопросу и предоставить подтверждения, в том числе документальные, в обоснование этой позиции.

Сейчас судебная практика по данному вопросу только начинает формироваться. Поэтому мы не должны оставаться в роли сторонних наблюдателей, а стараться активно на нее влиять. Для этого необходимо создать единый банк судебных решений, с тем, чтобы в случае вынесения судом первой инстанции решения без вызова адвоката в судебное заседание, коллеги имели возможность представить в суд второй инстанции 5-10-20 судебных постановлений из разных регионов, подтверждающих незаконность такой процедуры, и это кратно увеличит шансы на успех при апелляционном рассмотрении дела.

Еще вопрос: в случае удовлетворения судом ходатайства следователя, с какого момента производство допроса будет правомерным – непосредственно после вынесения решения или после вступления его в законную силу?

Если исходить из буквального толкования части 1 статьи 391 УПК РФ, то адвоката можно допрашивать только по истечении срока обжалования либо после принятия одобряющего решения судом апелляционной инстанции. Кроме того, это логично - ведь в случае отмены решения судом апелляционной инстанции «раздопросить» адвоката уже не получится.

С другой стороны, судебная практика, в том числе и Конституционного Суда РФ, выработала столько изъятий из общего правила, что никакой определенности и в этом вопросе тоже нет. Что касается прикладного аспекта, то в нашем случае следователь попытался допросить адвоката сразу, как только получил постановление в суде первой инстанции.

Поэтому и этот вопрос необходимо либо нормативно урегулировать, либо сформировать по нему единообразную правоприменительную практику.

Что касается обысков, здесь тоже не обходится без «белых пятен».

Например, полномочия представителя адвокатской палаты. Закон ограничивается ссылкой на необходимость «присутствия» представителя палаты при производстве обыска в целях «обеспечения неприкосновенности предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну».

Если использовать терминологию Европейского Суда по правам человека, то представитель палаты – это так называемый независимый наблюдатель, и многие полагают, что представитель палаты – это обладающий необходимой юридической квалификацией понятой, с кругом полномочий, схожим с правами и обязанностями понятых.

Так это или не так – вопрос дискуссионный. Я лично считаю, что не так. Многие правоохранители и представители судебной системы со мной поспорят и в обоснование своей позиции процитируют постановления ЕСПЧ по делам «Илья Стефанов против Болгарии», «Юдицкая против России» и многие другие.

Но в любом случае факт остается фактом: полномочия представителя палаты не конкретизированы, они очень размыты, а потому нуждаются в нормативном закреплении.

А вот частная ситуация, с которой нам пришлось недавно столкнуться: вправе ли представитель палаты обжаловать постановление, санкционирующее обыск у адвоката? В нашем случае судья возвратила апелляционную жалобу представителю, поскольку он не входит в круг лиц, обладающих правом обжалования таких судебных решений. Вместе с тем, ранее в аналогичных ситуациях суды принимали такие жалобы, апелляционная инстанция их рассматривала и выносила по ним решения.

По идее, выявленная неопределенность – безусловное основание для обращения в Конституционный Суд. Мы подготовили такую жалобу, но пока держим ее на «стопе». Дело в том, что многие коллеги предостерегают от обращения в КС, поскольку орган конституционного контроля может посчитать, что представитель палаты выполняет скорее техническую функцию. И вопросы, связанные с нарушением установленного законом режима адвокатской тайны, должны определяться адвокатом, в отношении которого проводится обыск, а потому представитель не может действовать самостоятельно, в отрыве от адвоката.

Поэтому, с одной стороны, не следует забывать о принципе «Не навреди», а с другой стороны, как говорил классик: «Так трусами нас делает сомненье».

Наша позиция: хватит сомневаться, нужно направлять жалобу в Конституционный Суд. Но вопрос важный и касается всего адвокатского сообщества, поэтому буду благодарен неравнодушным коллегам за мнения, пожелания, замечания и предложения.

Название нашей конференции: «Профессиональные права адвокатов: нарушения и защита». Конечно же, прямо сегодня - здесь и сейчас - все эти проблемы мы не решим. Но как говорится: «Хорошо сформулированная проблема – наполовину решенная проблема». Поэтому если мы сегодня решим наши проблемы наполовину, дело останется за малым – завтра решить вторую половину.




Контакты

398001, Липецк, ул. Октябрьская, д. 74

(4742) 22-78-75

advp48@mail.ru

Подписаться на новости

Подписаться на новости ФПА РФ могут только зарегистрированные пользователи

Обратная связь